ЗА ЧТО ЛЮБИТЬ РОДИНУ?

Актуальная публицистика

Лариса Мангупли, Хайфа


Интервью с профессором, доктором медицины Ф.М. Ляссом

Недавно президент Российской Федерации В.В. Путин, говоря о единых подходах к преподаванию истории страны, сделал акцент на том, что самые драматические события в истории - это неотъемлемая часть прошлого. И при всей разности оценок, мнений, относиться к этому прошлому надо с уважением. И ещё он отметил, что стержневая линия в преподавании истории - это «объективность и непредвзятость, уважение к собственному прошлому, любовь к своей родине». Я вспомнила об этом, знакомясь с докладом профессора Ф.М. Лясса, с которым он выступил на конференции «Поздний сталинизм и евреи», традиционно прошедшей в Иерусалиме. Верно говорят, что родину, как и мать, не выбирают. Нам суждено было родиться на той земле и жить в том времени, которое наложило тяжёлый отпечаток на историю еврейского народа. По-разному можно сегодня понимать слова президента России о необходимости уважения к собственному прошлому и любви к своей родине.


- Фёдор Миронович, помню нашу беседу после выхода в свет Вашего романа «Поздний сталинизм и евреи». Эта книга, на мой взгляд, заслуживает того, чтобы стать своеобразным учебным пособием по советской истории, которую несколько поколений изучали по совершенно иным источникам. Предположим, что Вам дано право написать школьный учебник. Какие страницы периода позднего сталинизма Вы включили бы в него?
- Во-первых, я бы не взялся за такую работу. Её должны выполнять профессионалы-историки, обладающие достаточной подготовкой.


- Тогда поставлю вопрос иначе: какие моменты истории страны, на Ваш взгляд, должны присутствовать в учебнике?
- Мне, прожившему в стране Советов свыше семидесяти лет, хотелось бы увидеть на страницах учебника материалы о моём народе, еврейском народе, о вкладе его тружеников, деятелей культуры и искусства, учёных в жизнь этой страны. Чтобы составители не обошли и спорные, отрицательные поступки, совершенные представителями нашей национальности. Чтобы особое внимание было уделено событиям, происшедшим в СССР в послевоенный период - с 1945 по 1953 годы, обозначенные историками как «Период позднего сталинизма». Этот отрезок времени оказался очень ответственным в судьбе страны. Он и обсуждался на упомянутой Вами научно-исторической конференции. В эти послевоенные годы политические, социальные категории «Война - Сталин - Евреи» соединились в зловещий взаимосвязанный треугольник. Сталин, будучи недовольным послевоенным дележом мира, был категорически против плана Джорджа Маршала об экономическом восстановлении хозяйства после военной разрухи. Сталина обуревали мысли стратегического плана, мысли о мировом господстве. Он желал большего, а большее можно получить только конфронтацией, в том числе и военной. Первым это понял Уинстон Черчилль и в своей знаменитой Фултонской речи заметил: «… я выдвигаю мнение, что война надвигается».
По мнению Сталина, к войне страна уже была готова, оставалось «подтянуть» армию, флот, авиацию. Посудите сами, 9 мая сорок седьмого года оторвался от земли первый стратегический бомбардировщик Ту-4, а 29 августа сорок девятого взорвана первая атомная бомба. Спустя три года началось формирование ста дивизий реактивных бомбардировщиков на Чукотке и Камчатке, разрабатывались планы строительства подводных лодок. Параллельно проводилась газетная кампания по возвращению «домой» Аляски, как «исконно русской земли». Оставалось поднять на войну народ. Для этого Сталин вводит в быт образ «врага народа».


- Пожалуй, эта часть подготовки к войне была самой сложной, потому что психологически воздействовать на людей труднее, чем решать вопросы экономики, вооружения…
- Конечно. Создание образа «врага народа» - это важнейший элемент психологи- ческой войны. И главным стало не только найти этого врага, но и доказать вину его же «признанием». А получалось это признание путём содержания в тюрьме, пыток, издевательств. Найти подходящий объект для возбуждения ненависти у обывателя оказалось нетрудно. Этим объектом стали евреи. С военной точки зрения, евреи должны быть обречены на уничтожение. Они идеально подходили для такой цели, ведь расселились по всей стране, и каждый из «титульной нации» мог иметь объект своей ненависти рядом. Да и гитлеровские, а также старые российские и советские традиции антисемитизма были свежи в памяти.


- Как свидетельствует мировая история, во все времена и во всех «грехах» обвиняли евреев. Среди них и искали врагов народа.
- Ну, конечно. Ещё и война не закончилась, а в Кремле на совещании партийных работников, руководителей оборонной промышленности, армии и МГБ Сталин высказался за «осторожное» назначение евреев на все руководящие посты, за «повышение бдительности». За этим последовало директивное письмо с перечислением должностей, на которые назначение евреев считалось нежелательным.


- Так что к концу войны, в которой «запевку» сделали фашисты, уничтожая евреев, антисемитизм в СССР, вернее юдофобство, (как хотите) приобрёл государственные масштабы…
- Да. И это уже была не какое-то бытовое юдофобство, когда у обывателя возбуждалась ненависть к евреям. С военной точки зрения, евреи должны были быть уничтожены. Сталин всегда держал наготове антисемитскую доктрину Гитлера и применил это оружие, как только оно ему понадобилось.


- Фёдор Миронович, напомните, пожалуйста, как трактовалась эта доктрина самим Гитлером.
- «Антисемитизм является удобным революционным средством. Вы увидите, как мало времени нам потребуется для того, чтобы повернуть представления и критерии всего мира только и просто с помощью нападок на еврейство. Вне всякого сомнения, это самое сильное оружие в моём пропагандистском арсенале».


- Итак, очередными «врагами народа» стали евреи.
- Этих «врагов народа» представляли уже как «банду еврейских шпионов, диверсантов, убийц, вынашивающих свои коварные планы под непосредственным руководством зарубежных организаций» на подготовку к войне. А началось всё это с убийства в январе 1948 года Михоэлса, председателя Еврейского Антифашистского Комитета, как, якобы, центра антисоветской пропаганды. И хотя машина была запущена, и группа деятелей Еврейского антифашистского комитета оказалась арестованной, «разоблачить» деятелей ЕАК в инкриминируемых действиях следствию не удалось. Почему? Потому что евреи не пошли на сделку с совестью, не согласились на самооговор. И план Сталина провести открытый показательный политический процесс провалился. Значимость этого сопротивления до сих пор не оценена по достоинству. Представьте себе, что три долгих года люди постоянно противостояли насилию. Я даже подсчитал: это более 25 тысяч часов беспрерывного противостояния злу и насилию, сутки стояния без сна, недели пребывания в холодном карцере без койки, без света и еды, месяцы в одиночной камере и годы в тюрьме.


- Показательный процесс не состоялся…
- Да, но был закрытый суд без участия в нём представителей государственного обвинения и защиты. На вопрос суда, признают ли обвиняемые себя виновными, пятеро из четырнадцати обвиняемых полностью отрицали свою вину. Яростные атаки суда в надежде сломить сопротивление не увенчались успехом. После месячного перерыва суд возобновил заседания и огласил приговор, который практически был вынесен не им, а Политбюро ЦК. Точнее – Сталиным ещё до начала судебного процесса. К высшей мере наказания - расстрелу приговорили тринадцать человек.


- Три года пыток, три года насилия и унижения… Это как-то сказалось и на судьбе всего еврейского народа, которому уготовано было уничтожение?
- Конечно, сказалось. Выступая против лжи и фальсификаций, эти люди на три года, пока длилось следствие, отодвинули расправу над народом. Одного из них мы знаем точно (из документов МГБ). Это Борис Абрамович Шимелиович. На суде его активно поддерживали С.Лозовский и П.Маркиш. Если бы не противостояние этих людей, принявших на себя удар, не три года следствия и не срыв судебного процесса, то уже в конце пятидесятого - начале пятьдесят первого года Сталин реализовал бы план уничтожения основной массы еврейского населения СССР через депортацию евреев из промышленно важных городов страны: Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, городов Прибалтики.


- Сентябрь пятьдесят второго года нам известен как начало очередной сталинской кампании - «Дела врачей-вредителей»…
- Ну, да. Открытого процесса над «евреями-антифашистами» не получилось, и взамен евреев - активных деятелей ЕАК пришлось искать других «козлов отпущения». Так и родилось «Дело врачей-вредителей», «убийц в белых халатах». Сценарий - тот же. Создаётся следственная группа, которая рьяно принимается за дело, регулярно докладывая Сталину «факты» о злонамеренности кремлёвских эскулапов. Несколько раз готовятся списки «обличителей», потому что многие внесённые в эти списки, отказывались содействовать следствию. В их числе были Софья Карпай, Евгения Лившиц, которая попыталась покончить жизнь самоубийством. Это на целый месяц затормозило следствие. Ему дали ход, подобрав в «обличители» врача Лидию Тимашук. В ноябре 1952 года начались аресты врачей. На следствии от них требовали признания в диверсионной деятельности с международной еврейской террористической организацией «Джойнт», руководимой американской военщиной. На первом этапе следствия врачи не выдерживали физического и психологического воздействия и давали признательные показания.


- Мы знаем, чем должно было закончиться «Дело врачей-вредителей» - открытым показательным процессом, казнью…
- И не только этим, но и тотальным террором, составляющей которого должны были стать погромы и депортация советских евреев. К счастью, этого не случилось. И вот почему: в процессе следствия профессора-врачи стали отказываться от ранее данных показаний. Это затормозило начало показательного судебного фарса. Нелегко это было, ведь Сталин требовал от министра безопасности Игнатьева: «Бить, бить и бить». И тот выполнял волю вождя. Это был январь - февраль пятьдесят третьего года. На страницах газет началась вакханалия чудовищных обвинений и осуждений арестованных профессоров-врачей, вызывающая ненависть к евреям-медикам и евреям вообще. Сталину и этого было недостаточно для воплощения своих замыслов. Он потребовал, чтобы группа представителей еврейской элиты (ученые, писатели, артисты, общественные деятели…) написали письмо с просьбой оградить предателей и безродных космополитов еврейского происхождения от справедливого народного гнева и поселить их в Сибири. Предполагалось, что руководство СССР должно выполнить эту просьбу. Такое письмо-обращение готовила специально созданная руководящая группа. Было три варианта письма для публикации. Первое содержало 240 слов, второе - 710, третье - 1118 и стояло под ним 59 подписей. Тексты всех трёх вариантов показывают их коренную трансформацию от агрессивного с предложением сослать евреев для освоения «просторов Восточной Сибири, Дальнего Востока и Крайнего Севера», до безобидной просьбы разрешить «издание в Советском Союзе газеты, предназначенной для широких слоёв еврейского населения в СССР и за рубежом».


- В этом случае время расправы над народом затянули тоже евреи?
- Да, письмо отказались подписать Рейзен, Ерусалимский, Каверин, Крейзер, Дунаевский. Этим они косвенно спасли евреев от уничтожения, запланированного Сталиным на первые числа марта 1953 года после готовящегося открытого показательного судебного процесса. Замечу, что впервые Сталину и его приспешникам-антисемитам не удалось одолеть тех, кого они представляли врагами народа, как делали это беспроигрышно четверть века. История не безлика. Её создают личности. Так что оставим истории эти имена. В январе пятьдесят третьего года «Дело врачей-вредителей» должно было закончиться так же, как планировались и все предыдущие. Это значит - открытым показательным судебным процессом с признанием обвиняемыми своей вины, их казнью и тотальным террором, составляющей частью которого должны были стать погромы и депортацией советских евреев.


- И что помешало?
- А то, что в процессе ведения следствия профессора-врачи начали отказываться от ранее данных показаний, оказали посильное сопротивление, затормозившее начало судебного фарса. Испытав на себе весь арсенал пыточных средств - оскорбления, издевательства, унижения, суточные стойки, избиения, кандалы, карцер, бессонницу, арестованные профессора-врачи, рядовые врачи и их жёны не дали признательных показаний. Они категорически отрицали «связь с еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт» не признавались в террористических целях и шпионаже. Это было тогда, когда Сталин требовал от нового министра госбезопасности Игнатьева «Бить, бить и бить», и тот, выполняя волю вождя, требовал от своих подчинённых выбить из «тайных отравителей в обличии профессоров-врачей» доказательства их вредительской деятельности. Это были дни, когда МГБ занималось изобретением глобального «заговора западных спецслужб, стремящихся посредством врачебного террора вывести из строя руководителей партии и государства». Фабрикация «Дела врачей» была в полном разгаре, а отсутствие обличительных показаний не давало МГБ быстро состряпать антисемитский процесс.

- Понимая ситуацию, Сталин нервничал?..
- «Нервничал»- не то слово. В застенках Лубянки план Сталина по подготовке к открытому судебному процессу реализовывался со скрипом. Все причастные к этому делу эмгэбэшные исполнители были в постоянном нервном напряжении. Тогдашний министр госбезопасности Игнатьев признавался: «За всё время существования этой группы не было достигнуто ничего, и к концу января 1953 года почти во всех разговорах с товарищем Сталиным я слышал не только острую брань, но и угрозы приблизительно такого характера: «Если вы не раскроете террористов, американских агентов среди врачей, то вы будете там, где сейчас находится Абакумов». «Я - не эмгэбэшник. Я могу требовать и прямо заявлять вам об этом, если вы не выполняете моих требований». «Мы будем управлять вами как баранами». По моему мнению, Сталина пугал неблагоприятный для него разворот событий. Поэтому он спешил. Поэтому волновался, трусил. От страха трясся, но от своего обета отказаться не мог. Ночью ему казалось, что в углу комнаты стоит дерево, а на нём верёвка с петлёй, как при Амане. А петля пустая. Он менял комнаты, ложился спать на разные лежаки, но видение не уходило. Пустая петля качалась в такт завыванию ветра. От страха он покрывался холодным потом, его знобило, руки дрожали. К утру Сталин забывался в тревожном сне, а днём срывал накопившееся ожесточение на окружающей его обслуге или на своих соратниках. Напряжение среди приближённых к Сталину день ото дня нарастало. Никита Сергеевич Хрущёв вспоминал: «Я сам слышал, как Сталин в нашем присутствии злобно набросился по телефону на С.Д. Игнатьева. Он был невменяем от злости, кричал и угрожал ему, требовал заковать врачей в цепи, превратить в кровавое месиво, стереть в порошок». И вот итог: в ночь с 28 февраля на 1 марта 1953 года организм Сталина не выдержал нагнетаемого им напряжения. И, как это случается в клинической практике у гипертоников, главный сосуд головного мозга лопнул, развилось обширное мозговое кровоизлияние. 5 марта, к двенадцати часам состояние больного ухудшилось, в девятнадцать часов он агонировал, а в 21-50 лечащие врачи констатировали смертельный исход болезни. Шестого марта газета «Правда» сообщила о кончине Сталина.


- Это было концом и «Дела врачей-вредителей»…
- Да, впервые Сталину и его антисемитам-приспешникам не удалось одолеть тех, кого они представили врагами народа, как делали это беспроигрышно в течение последней четверти века. Сталину не удалось устроить грандиозный показательный судебный процесс, в котором антисемитизм должен был сыграть определяющую роль.


- Федор Миронович. мы с Вами коснулись лишь одной страницы советской истории. И, кажется, наш диалог стал ответом на мой первый вопрос о том, какую страницу истории СССР Вы бы включили в учебное пособие.
- Да, Лариса, настоятельно повторяю: эту страницу я бы обязательно включил не только в школьный учебник истории, но и во все пособия, по которым изучают историю страны в высших учебных заведениях.


- Ну, а как Вы прокомментируете слова российского президента Владимира Путина о том, что «стержневая линия в преподавании истории - это… уважение к собственному прошлому и любовь к своей родине»?
- Вы начали наше интервью словами Путина, а я завершу его своим мнением о нём. Путин - это мрачное знамение для России. Страну ждёт долгий период застоя в политике, экономике, науке и культуре. Тенденция Путина, направленная на авторитаризм, при котором неограниченная власть имеет тенденцию сконцентрироваться в руках одного человека или группы лиц, ограничивающих политическую оппозицию и экономическую деятельность, приобретает черты тоталитаризма. У меня лично уважения к прошлому страны Советов, а тем более любви к своей бывшей родине нет.


- Спасибо Вам, Фёдор Миронов, за беседу.

 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Наши анонсы

Фоторепортажи

О союзе писателей

  • Уважаемые литераторы!  Присоединяйтесь к новому международному телеканалу "Авторское TV".  О Вас и Вашем литературном творчестве узнает широкая читательская аудитория - все, кто ценит и любит Художественное Слово.

    Звоните +972-543329543, чтобы записаться на участие в телепрограмме.

Andres Danilov - Создание сайтов и SEO-оптимизация
Многоязычные сайты визитки в Израиле