ВЕНИАМИН ДОДИН

Союз Русскоязычных Писателей Израиля

 

Умер писатель Вениамин Додин. В этом году ему бы исполнилось 90 лет. Хочу сказать несколько слов об этом необычном человеке. Мы ни разу, увы! не встретились в жизни.
Наша дружба началась так.

Leonid Finkel <ileknif@rambler.ru>Leonid Finkel
Re: Союз писателей
24.04.12, Leonid Finkel<ileknif@rambler.ru> написал(а)¬:

Уважаемый господин Вениамин Додин! Вчера ко мне впервые попали Ваша книга «Площадь Разгуляй» и письмо, которое Вы год назад (!) направили в Союз русскоязыч-ных писателей Израиля о желании вступить в нашу творческую организацию. Должен перед Вами извиниться¬ за это недоразуме¬ние, право, испытываю неловкость¬ и горечь от того, что так произошло. Читал Ваши публикации¬ и раньше, и сомневатьс¬я в Ваших литературн¬ых способност¬ях просто смешно. Так что ещё раз прошу прощения. Примите мои искренние сожаления и извинения.
С лучшими пожеланиям¬и, дружески Леонид Финкель, секретарь Союза русскоязыч¬ных писателей Израиля
P.S. Книгу, непременно, прочту, и напишу Вам.

***
Моё знакомство с писателем Вениамином Додиным началась раньше, чем я ему написал это постыдное письмо. История постыдная ещё и потому, что наш Союз писателей не имеет постоянного адреса. Мы всё время кочуем с места на место, но это отдельная история. Ещё раньше я прочёл в журнале Эдуарда Кузнецова «Нота Бене» фрагмент из романа Додина «Площадь Разгуляй» и долго был под впечатлением прочитанного.
Нечего и говорить, что большой роман в непривычно мягкой для такого объёма обложке я прочёл сразу и в самое короткое время все формальности с приёмом Вениамина Додина в Союз писателей были решены. Я и до сих пор уверен, что это не мы ему, в том числе я, оказали любезность, а, безусловно – он нам. Вениамин Додин – сам всецелый Союз писателей, сам Университет, а в общем, Человечище с большой буквы. Два, три таких человека могут изменить судьбу Земного Шара, если окажутся в нужное время в нужном месте. Не всегда это случается. Большую часть жизни Вениамин Залманович прожил совсем не в том месте, где решалась судьба его родины. Но его личная судьба в значительной мере спасает репутацию одной шестой части суши. Для меня же – это высокий пример нравственности, силы духа, стойкости и удивительного аристократического достоинства, присущего лучшим людям, как российским, так и всех других просторов и национальностей. Это в равной мере относится к его жене Нине, к его матери, вообще ко всей уникальной семье. Увы! Российский двадцатый век оказался недостойным этой семьи. Тут вполне подходит мудрость их Агады: «Кто убьёт одного человека – убьёт целый мир. Кто спасёт одного человека – спасёт целый мир». Эта семья дала жизнь и спасла, не одного человека… Она сделала нечто большее – только прошу извлечь из моих размышлений все «правильные» известные нам идеологические установки. История семьи Вениамина Додина – это рассказ о феномене человека. Человек – это явление космическое – от рождения до смерти, с непредсказуемыми и многовариантными событиями его жизни, жизни с бухты-барахты, которую нельзя отрепетировать заранее, в которой нельзя повторить и дня, человек с телом без примерки, головой наобум, характером, как плащ, застёгиваемый на ходу, - именно это лежит в основе людей, составивших несколько поколений этой семьи.
Вениамин Додин же представляется мне человеком, который видит со всех шести сторон сразу.
* * *
Вениамин Залманович Додин родился в 1924 году в Московской Немецкой слободе. У него, пятилетнего, забрали родителей — отца Залмана Додина, учёного-металлурга и математика, и маму Стаси Фанни ван Менк Додину — полевого хирурга пяти войн начала ХХ века (1904-1922).
Весной 1932 года схватили бабушку. Затоптали сапогами в местном ГПУ. Ещё через полтора года упрятали на Лубянку родного брата. Осенью 1937 пришли схватить деда, но тот проткнул стамеской свое сердце сам, чтоб не отдаться «благородным» чекистам, «друзьям народа». Содержался 7 лет в тюремном детдоме. В Даниловке. Здесь детей травили собаками. Маленькие пацаны и сучки (так называли девочек) сходили с ума. Старшие начинали заикаться и мочиться непроизвольно. Детдомовцы теряли остатки разума и набрасывались на оплошавших наставников (мусоров), рвали их взаправду, старались выдрать глаза, оторвать «мужичкую снасть», воткнуть лом в промежность. Потом приходили пожарные. Для них, то был праздник. «В зимнюю стужу струями ледяной воды они вышибали ещё неразбитые стёкла окон в корпусах, замывали пацанов и пацанок в малые камеры…». Потом их очищали от льда. Изо льда выковыривали. «И заодно очистили и тётю Лягавую Мусю. Кишки из разорванного малолетками ее живота разрезали…»…
Не случайно, когда автор увидел однажды мощный гранитный торс замороженного нацистами Карбышева – нет, не впечатлился. Он вспоминал раненых, крики раненых шоком стужи детей (на его памяти их было, куда как более полусотни за одну зиму на Таганке), их душераздирающие вопли-призывы к родившим их мамам. Крики, которые безжалостно до сих пор казнят безжалостной памятью…
Потом были четырнадцать лет каторжной экзотики Поволжья, островной Арктики, Чукотки, нижнего Приамурья, северного Закавказья. И в ссылке, как пишет Вениамин Залманович в своей автобиографии – «награда покоем»: счастье одинокой жизни с волком в Ишимбинском зимовье Ангаро-Тунгусского бассейна.
В славном 1937 году в стране царил такой страх, что в столетие убийства Пушкина, отпразднованного фейерверками, фестивалями и юбилейной маркой «Сергей Александрович Пушкин!» Именно так, - вспоминает Додин затурканные и запуганные создатели марки назвали поэта в первом выпуске тиража…
Этот страх я всю жизнь видел в глазах моей матери, в глазах матери моей жены Клары Львовны и её отца, прошедшего всю войну и умершего от ран, полученных на войне.
Вениамин Залманович рассказал мне о «Бакинском конвое». Ничего более страшного я не слышал.
Сотни заключённых погрузили в трюм корабля, задраили люки и возили …. пока живые люди не превратились в скользкую отвратительную бесформенную массу…
И после всего этого удивительный человек – Вениамин Додин закончил заочно Политехнический институт и аспирантуру, руководил лабораторией строительства в НИИ на Крайнем Севере и всё это время помогал заключённым (преимущественно иностранцам – людям трагически беспомощным, обречённым), был одним из инициатором создания в Токио «Независимой Ассоциации волонтёров для помощи жертвам произвола и геноцида».
А как-то раз я вспомнил В.З. по другому поводу. Шёл концерт во Дворце Культуры, посвящённый Дню Победы. На экране мелькали то гвардейская ленточка, то ордена и медали. И вдруг в полный экран остановился кадр с изображением Сталина на медали «За победу над фашистской Германией». И весь зал зааплодировал. Я поднялся и вышел из зала. И снова, как и тогда, когда читал «Площадь Разгуляй» от стыда не знал куда деваться. И опять же вспомнились слова Додина (я эту книгу, кажется, уже знаю наизусть). Один из его персонажей, адмирал-герой, вспоминая о «великом и благородном народе», «вообще мерзавцем, и хорошим только тогда, когда начальник держит его в ежовых рукавицах». Уже немало дней прошлого с того злополучного концерта, не хочется вспоминать тех аплодисментов, а и объяснить этого помешательства не могу.
Вениамин Додин прошёл страшный экзамен, как космонавт для полёта в небеса, на ледяных колымских центрифугах…
Варлам Шаламов с горькой иронией писал Солженицыну «Ваше чрезмерное увлечение словарём Даля принял просто за шутку, ибо Даль, это Даль, а не боль»…
***
Вскоре я получил новое письмо (до этого мы стали общаться по телефону): От
Вениамин Додин
benadodin@gmail.com
Написать письмо
Вениамин Додин <benadodin@gmail.com>Вениамин Додин
Кому:
Leonid Finkel
ileknif@rambler.ru
Написать письмо
Leonid Finkel <ileknif@rambler.ru>Leonid Finkel
(без темы)
Леонид, дорогой, будет ли интересна СП (главное, необремени¬тельны! и полезны для Ваших изданий) от¬ражение СМИ Японии (и планеты) японской эпопеи-Одиссеи поколений нашей семьи? В незапамятн¬ые времена (в 1855 году) прадед мой Саймон ШИППЕР привёл свой корвет ВМС Батавии (Нидерлан¬дов) GEDEH в терпящий бедствие НАГАСАКИ, пожираемый¬ чумой.
Привёз большую группу энтузиасто¬в-врачей колоний и сам, врач, ввязавшись¬ в спасение населения. Тогда же он заболел. Умер. И похоронен был не по морскому регламенту¬ а по требованию¬ населения на старом голландско¬м кладбище Инаса.
В 1904-1906 годах мама моя работала операционн¬ой сестрой в Порт-Артуре. А по падению крепости - переведена¬ в Японию. В Киото. А после разгрома в мае 1905 г. под Цусимою 3-й Русской Тихоокеанс¬кой эскадры - в Нагасаки. Там оставила она по себе добрую память. Друзей. И Долгую связь. В 1948 г., по окончании эпопеи с Бакинским Этапом (См. повесть того же названия),¬ отправки на штрафняк ЗЕМЛЯ БУНГЕ о. Котельного¬ Новосибирс¬кого архипелага¬ (Арктика),¬ я водворён был во вновь открытый каторжный ЩЗЕРЛАГ. Там, на строительс¬тве ж-д магистрали¬ ТАЙШЕТ-ЛЕНА, оказался на Мостоколон¬не вместе с осуждённым¬и пленными японскими интеллигент¬ами.
Подружился¬ с ними. Кое-кого даже спас. Оттуда в 1951 г. отправлен был на вечное поселение в Красноярск¬ий Край. А в 1954 г. освобождён¬. Связи с японцами не оставил. Но в конце 1940 г., упорно искав 40 лет, - они меня нашли. В канун отъезда в Израиль посетили и пригласили¬. О первой поездке из Иерусалима,¬ уже к ним, храню впечатляющ-ее свидетельс¬тво в виде кип печатных материалов¬ и фотографий¬, передаваем¬ых на хранение в фонды Российских¬ Гос.Библиотек… Естественн¬о, здесь ими никто не интересуется¬.
Кроме, пожалуй, репортёрско¬го актива «ЕДИОТ АХРОНОТ», когда-то спонсирова¬вшего первую мою поездку на Восток.
Тогда-то премьер министр и мэр Нагасаки привёл маму на могилу её предка. А много лет спустя и меня туда же привели... Интересно это лишь потому, что в Японии изданы были первые мои большие произведен¬ия. Причём, их ВЕЛИКИЕ переводчик¬и ВАТАНАБЕ и поэтесса МАКИКО...
С уважением,¬ Вениамин.
Низкий поклон автору.
Леонид Финкель


P.S. В этом месяце выйдет в свет альманах «Юг» №15 с первой частью повести Вениамина Додина «Навстречу солнцу» (из Японского дневника»). Жаль, что автор не сможет его подержать в руках. В сл.номере, надеюсь, опубликуем и вторую часть.
Спи спокойно, дорогой мой человек!

Леонид Финкель
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Наши анонсы

Фоторепортажи

О союзе писателей

Andres Danilov - Создание сайтов и SEO-оптимизация
Многоязычные сайты визитки в Израиле