Книжная Ярмарка
Союз Русскоязычных Писателей Израиля
Справочник СРПИ
Лауреаты премий СРПИ
Актуальная публицистика
Творчество (Новое)
Журналы, альманахи
Наши друзья
Новости СРПИ
Союз писателей Израиля поздравляет Фрэдди Бен-Натана с получением премии!

Полезно знать

ПУШКИНСКИЕ ПРАЗДНИКИ В АШКЕЛОНЕ

Новости СРПИ Союз Русскоязычных Писателей Израиля


В первые годы репатриации - среди других потерь - потерять Пушкина казалось особенно несправедливым. Я часто выходил на берег моря, и мне казалось, что по древнему Ашкелону бродит Александр Сергеевич, в цилиндре, опираясь на палку и совершенно нагой, потому что у нас в Африке жара стоит необыкновенная.


Я смотрю на море и вижу очертание лица. Точно человека поставили так, чтобы Луна образовала на стене его тень. И обвили эту тень углем.
Человек ушёл, а тень осталась. И ещё длинный ноготь на мизинце, одетый, чтоб не сломался, в золотой колпачок.
Вот он берёт перо, склоняется к бумаге и выводит нечто важное, касающееся всех нас: «…Лишь я, таинственный певец, На берег выброшен грозою….»

И подпись: июнь, 2016… года.
Ашкелон. Средиземное море,
температура воды 27 градусов.
«Арион» - ну чем не репатриантское стихотворение?


А потом начались Пушкинские праздники. Было людно и весело. Собралась и моя коллекция – книги А.С.Пушкина, дореволюционные издания и другие, уже советские. И получилась постоянно действующая выставка «Пушкин среди нас». В особенности «Евгений Онегин» - мой любимый роман. И без всякого сюжета! Чем он берёт? Ведь Данте был в аду! У Шекспира сюжеты – один другого трагичнее. А у Пушкина, как он говорил – одно большое незаконченное стихотворение. Незаконченное, потому что у жизни нет конца.

И сюжет самый обыкновенный:
Семнадцатилетняя - молчаливая и пугливая девочка влюбилась в молодого человека, а он – нет. Потом он, уже зрелый, влюбился в неё же, строгую даму, меж делом убив на дуэли жениха её сестры. Встречает её и молит о любви, получив отказ…
И ни одного счастливого человека. Ленский убит. Ни Онегин, ни Татьяна не могут быть счастливыми.
И это самое крупное художественное произведение, самое богатое содержанием, самое популярное, оказавшее наиболее сильное влияние на судьбу всей русской литературы!


Древнерусская литература, по словам академика Лихачева, занималась исключительно двумя темами. Человеческая история и смысл человеческой жизни. В чём он? Об этом «Евгений Онегин». «На свете счастья нет, а есть покой и воля» - каждый из нас не раз повторял про себя эти слова. «Но в самом романе, в его стихах столько светлых картин, столько радующих душу красоты в изображении жизни, природы, столько проникновенных изображений хороших светлых, честных, высоких чувств, переживаний и поступков, что эта светлая сторона романа берёт верх над печальными размышлениями автора» (С.Бонди).
Но я всегда мечтал о какой-то музейной комнате именно в Ашкелоне. В городе, который люблю. Где спасался в трудные минуты. Где в средние века очень ценили и любили поэзию. Здесь проходили поэтические турниры. И, между прочим, поэтам платили не только за стихотворение, но и за лучшую строчку…


Пушкин здесь так же естественен, как и его сородичи из Эритреи и Эфиопии. Недавно одна из наших туристок (Маша Крутик) побывала в Аддис-Абебе. И сфотографировала там памятник Пушкину – дар посольства России Эфиопии. Маша и её мать, слушательница моего семинара Ира Крутик, подарили эту фотографию мне.
Вообще подарки – это особый разговор. Мои друзья, успешно разъезжающие по городам и весям, непременно вспоминают, что Л.Ф. собирает Пушкина на разных языках. Так Аркадий Крумер нашёл мне несколько миниатюрок, поэтесса Валентина Чайковская привезла «Евгения Онегина» на немецком языке. Друзья Рита и Анатолий Каценельсоны - на венгерском языке. Юрий Лейкин сделал целый стенд о семействе Пушкиных. Особенно отличилась моя невестка Марина и сын Сергей. Они привезли Пушкина на эстонском, финском, английском, португальском языках, несколько американских изданий, даже на тайском языке из Таиланда. А на русском языке они, что называется, притащили такое огромное издание «Онегина», что надо было доплачивать кампании «Эль-Аль» за перегруз. Ну и, конечно, внук Томер, побывав Москве, привёз деду «Евгения Онегина» на русском. А поэтесса Елена Котт из Петербурга привезла серию китчевых картинок – Пушкин с котами, очень интересную и оригинальную. Вот так, бросил камешек – и пошли круги. Эти подарки для меня – самое ценное…


При первой возможности найти хоть какое-то пространство для выставки – небольшая команда в составе Аси Тепловодской, Любови Хазан, Ефима Рабовского и автора этих строк (первый гвоздь забил мой старший внук) присмотрели бывшую кладовку в Доме ветеранов войны (где хранились стулья) и случилось то, что случилось: Пушкин, действительно, оказался среди нас…
Особенно хочу отметить рисунки художника Дмитрия Громана. Мы с ним познакомились в Ашкелоне в году 1992-м. Он – бывший фронтовик, участник выставки в Манеже, где разорялся Никита Хрущёв – всю жизнь любил Лермонтова, а рисовал Пушкина. С его рисунков я сделал серию открыток. Эти прелестные рисунки поистине прошли огонь, воду и медные трубы. В хайфском порту ящик с картинами и рисунками упал с крана в море. Ящик вытащили, и случилось чудо. Тушь оказалась крепкой, как царская водка. Ни один рисунок не повредился…
Выставка «Пушки среди нас» - существует.


В Ашкелоне часто случается, идёшь, бежишь по своим обыденным делам и вдруг начинаешь озираться, словно ты попал не туда, куда собирался.
Какой-то кусок прямой стены.
Обрывки пейзажа.
В «Ашкелонских древностях» я писал: «Через развалины византийской церкви, как через окно, вижу синее море. И понимаю, каких-нибудь две-три тысячи лет назад здесь стоял иудей и тоже смотрел на море. И видел небо над головой. И холмы впереди. ..
Когда-то стоял здесь перс, грек, римлянин – их тропы оборвались. Нет их сегодня даже генетически. А евреи, всё те же, плоть от плоти и кость от кости кочевого народа Моше.


Когда я размышляю о своем перемещении во времени и пространстве, я перестаю верить в собственную биографию. Я не верю в то, чему был свидетелем и участником: «Этого не может быть» - всё кричит во мне.
Здесь, на Святой Земле в Ашкелоне, я почувствовал неправдоподобие не только собственной биографии, но и любого жизненного опыта.


Здесь всё было.
Здесь всё может быть.
Передо мной история точно распахнула ворота загона. Я оказался на воле.
Только ещё не научился пользоваться ею».
Эти строки были написаны в 1994-1995 годах.


Уже во всю шли Пушкинские вечера…
Вот-вот, в феврале 2017 года исполнится 180 лет со дня гибели поэта.
А он по-прежнему на стороне жизни.
И ещё говорит: да, у каждого из нас – возможна ещё одна жизнь!
Выход на новый круг.
Пора!

Леонид Финкель


 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Наши анонсы

Фоторепортажи

О союзе писателей

Andres Danilov - Создание сайтов и SEO-оптимизация
Многоязычные сайты визитки в Израиле