Первая экскурсия в Пушкинскую комнату

Новости СРПИ Союз Русскоязычных Писателей Израиля

24 февраля 2017 года Пушкинская комната в Ашкелоне приняла первых 50 посетителей из Реховота. Посетители восторженно отозвались о необычной творческой встрече.

«В присутствии Пушкина»

   Все получилось как-то спонтанно, но все же закономерно. Еще в декабре 2016 года я узнала, что писатель Леонид Финкель, живущий в Израиле более 26 лет, открыл в Ашкелоне уникальный домик (на самом деле это небольшая комнатка), а я назвала его Пушкинским домиком, потому что такое богатство уникальных материалов, которые писатель собирал всю жизнь, с 1942 года, когда мама подарила ему томик стихов Александра Пушкина, нельзя оставлять в таком помещении, а только в любимом и оберегаемом домике, в котором и посмертная маска поэта, и афиши спектаклей театров мира, и книги – уникальнейшие, изданные еще в девятнадцатом веке, и переводы А.С.Пушкина на различные языки мира и на иврит тоже.

 «Евгений Онегин», если посчитать, то можно сбиться со счета, сколько собрано различных изданий с иллюстрациями, с рисунками автора и даже рукописный экземпляр. Художники в разные годы дарили Леониду свою Пушкиниану, а он все это, сохранив, привез в Израиль, чтобы через 26 лет открыть здесь этот маленький, не сравнимый ни с какими музеями – свой музей. И поэтому в Израиле все знают о Лениных ежегодных Пушкинских праздниках и Пушкинских альманахах.

А теперь маленькое отступление.

   От того, что нас к Пушкину ведет любовь, я в далеком 1979 году устроила экспедицию студенческих корреспондентов газеты «Молодой учитель» города Челябинска на Пушкинские праздники поэзии, в Пушкинские горы, в село Михайловское. Под сводами Святогорского монастыря тогда пел Семен Козловский, Ираклий Андронников открывал праздник, а Семен Гейченко рассказывал нам об Александре Сергеевиче Пушкине. И мы вдруг начинали понимать, что поэт такой же, как все, - только гений. В год 200-летия со дня рождения поэта мне прислали в Израиль газету, где были опубликованы сочинения второклассников о Пушкине, написанные на уроке литературного творчества.

«У него было трудное детство. Родители часто уезжали на балы, и фактически его воспитывала няня Арина Родионовна. Он много влюблялся и писал много красивых стихов, - таких, как «Руслан и Людмила».

«…Он начал писать стихи рано – с 12 лет. Потом ушел из дома и женился на Наталье Николаевне. Он почти весь день писал стихи. И когда генерал увидел эту красавицу, он тут же позвал его на дуэль».

«Пушкин учился в лицее и был почти самым умным в этой школе, но там дураков-то не брали…».

«Пушкин больше сказок написал, чем мы прочитали. Он был очень умный, у него была большая голова».

Погодите смеяться. Дети все это писали всерьез и честно. И именно так передавали свою любовь к поэту.

Ведь у каждого из нас - свой Пушкин.

И у Леонида Финкеля. Поэтому столько труда, души и сердца он вложил в только что вышедшую в издательстве «ILEKNIF» книгу: «О любви к Пушкину. Пушкин в Израиле». И мы эту книгу увидели, когда приехали на экскурсию 24 февраля в Ленин Пушкинский домик, ведь 10 февраля 2017 года исполнилось 180 лет со дня гибели поэта. Но сколько бы лет не прошло именно с Александром Сергеевичем Пушкиным расстаться невозможно. И пишутся стихи и музыка на эти стихи, и звучат они, не смолкая, во всех уголках мира.

В Ленином музее есть и фотография скульптуры памятника Пушкину, открытого в Адис-Абебе, эту фотографию подарила Маша Крутик, побывавшая в Эфиопии.

Вот что Леонид Финкель поведал нам, гостеприимно принимая жителей Реховота: «В первые годы репатриации среди других потерь потерять Пушкина казалось особенно несправедливым. Я часто выходил на берег моря, и мне казалось, что по древнему Ашкелону бродит Александр Сергеевич, в цилиндре, опираясь на палку и совершенно нагой, потому что у нас в Африке жара стоит необыкновенная.

Я смотрю на море и вижу очертание лица. Точно человека поставили так, чтобы Луна образовала на стене его тень. И обвили эту тень углем.

Человек ушел, а тень осталась. И еще длинный ноготь на мизинце, одетый, чтобы не сломался, в золотой колпачок.

 Вот он берет перо, склоняется к бумаге и выводит нечто важное, касающееся всех нас: «… Лишь я таинственный певец, На берег выброшен грозою…».

Первую выставку книг А.С. Пушкина Леонид Финкель сделал в 1993 году.

Он рассказывал нам о рисунках художника Дмитрия Громана, который рисовал Пушкина. Рисунки Дмитрия прошли огонь и воду, потому что ящик с рисунками в Хайфском порту упал в воду. Но случилось чудо, когда ящик вытащили, рисунки не были повреждены. Тушь оказалась крепкой, как царская водка.

Леонид сделал серию открыток с этих рисунков, и теперь они украшают музей.

Конечно, он с любовью, радостью и благодарностью рассказывает о тех дарах пушкинианы, которые получает от друзей. Родственников. Просто знакомых. Вот и я после нашей экскурсии решила поделиться своей Пушкинианой, которую храню вот уже больше 30 лет в своем архиве, который привезла в Израиль. Автографы Гейченко, хранителя пушкинского заповедника, газету «Молодой учитель», посвященную 150-летию со дня смерти поэта, мы были на Набережной Мойки,12 в музее и получили в подарок книгу о музее, изданную специально к этой дате и пригласительные билеты. Книга Марины Цветаевой «Мой Пушкин», впервые изданная Южно-Уральским книжным издательством.

Ну и еще хочу подарить на память стихотворение, написанное поэтом Юрием Крутовым (моим покойным мужем) в 70-ые годы двадцатого века.

Незаживающая рана

…Как много кажется случайного

В том дне, что просто объясним:

Когда на смерть ведет отчаянье,

Тот случай в заговоре с ним.

Взять эту встречу с Натали

В тот день

На площади Дворцовой.

Два слова!

И они б смогли

Предупредить удар свинцовый.

Была Наталья близорука,

Особых правил был Данзас.

Махни рукой он в самый раз -

И, может быть, он спас бы друга.

А значит Пушкина бы спас!

Но секундант невозмутимо

Смолчал, как посланный судьбой.

И пронеслись кареты мимо:

Он - на дуэль,

Она – домой…

…Есть власть вельмож,

Но есть власть славы!

Ты видел там,

У тех ворот,

Где были мы, стоит народ.

Стоит

Как в страшный день расправы.

Ты видел сам:

Идут. Идут

С утра

К его квартире люди:

Потомки здесь

Вершат свой суд-

Он каждый век

Вершиться будет!

Нам имя Пушкина, как алмаз,

Сверкает ярко, многогранно.

И рана Пушкина для нас –

Незаживающая рана.

 

А.Злотникова

Фото Ирина Кудряшова 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Наши анонсы

Фоторепортажи

О союзе писателей

Andres Danilov - Создание сайтов и SEO-оптимизация
Многоязычные сайты визитки в Израиле