Над Ашкелоном прошумела Болдинская осень

Новости СРПИ Союз Русскоязычных Писателей Израиля



Любовь Хазан

 

Два чувства дивно близки нам —
В них обретает сердце пищу —
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

Хрустальной чистоты строки Пушкин написал на осеннем болдинском «пепелище» 1830 года. Небогатое, имение все же было достаточным, чтобы быть заложенным в расчете на денежные поступления накануне женитьбы на юной красавице Наталье. С этой задачей жених и отправился в Болдино.
Хотел закончить с делами дней за двадцать, а попал в «заточение» на три месяца. В Москву, расстояние до которой обычно преодолевал за два дня и две ночи, стало не пробиться. Антихолерные карантины, вдруг расставленные по всему Владимирскому тракту, не пропускали путников, врасплох застигнутых эпидемией. Прорваться в Москву к ревновавшей невесте не представлялось возможным. Решил пересидеть холеру в деревне. Само собой сложилось не про холеру, так про чуму:

Есть упоение в бою,
И бездны мрачной на краю,
И в разъяренном океане,
Средь грозных волн и бурной тьмы,
И в аравийском урагане,
И в дуновении Чумы.

Вопреки собственным ожиданиям скучного деревенского времяпровождения эти три месяца станут его звездным часом, нареченным исследователями «Болдинской осенью». Поначалу как бы неохотно, к концу все напористее запросятся на бумагу прозаические замыслы, польются стихи последних глав «Евгения Онегина», трагедий «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Каменный гость», «Пир во время чумы»...
«Болдинская осень» прошумела в этом году и над Ашкелоном, единственным израильским городом, с невероятной преданностью хранящим любовь к уникальному творчеству Александра Сергеевича. Спектакль под таким названием прошел 7 ноября в переполненном зрителями зале центра «Яд ле-Баним».
Объясняя совпадение даты со столетней годовщиной Октябрьского переворота, главный организатор вечера, сценарист и актер (к тому же доктор философии и председатель Союза русскоязычных писателей Израиля) Леонид Финкель с присущим ему юмором напомнил, как в двадцатые послереволюционные годы один из новых почитателей Пушкина публично доказывал, что великий поэт – самый что ни на есть настоящий большевик. Другой подтвердил это утверждение главной, по его мнению, пушкинской цитатой: «Октябрь уж наступил...».
На этот раз традиционный ашкелонский пушкинский вечер был 25-м, юбилейным. За четверть века не случилось года, чтобы такой вечер не состоялся. Леонид Финкель проводил их всякий раз по-новому, с новыми идеями, темами, названиями. Среди зрителей нашлись те, кто бывал и на первых пушкинских вечерах, и на десятых, и на двадцатых, и неизменно впечатлялся их глубиной, юмором, музыкальностью.
Нынешний вечер украсили искусством исполнения романсов на стихи Пушкина, арий из опер, великолепно сыгранной сценой из «Моцарта и Сальери» известные певцы Феликс Лившиц, Алексей Канунников, Ольга Сендерская, проникновением в творческий замысел и мастерством пианистка Белла Штейнбук и режиссер, продюсер Аркадий Крумер.
Присутствовали в зале и представители ашкелонской городской власти: первый заместитель мэра Софья Бейлин, вице-мэр Юрий Брант, член городского совета Авраам бен-Давид ,начальник городского отдела абсорбции Лев Бардани. По словам Софья Бейлин, на вечер собрались «друзья, поддерживающие в нашем городе высокий уровень культуры».
Эти слова позволяют надеяться, что просвещенная демократия в лице мэрии Ашкелона обратит внимание на еще одно проявление высокого уровня культуры – Пушкинскую комнату, организованную как музей, посвященный творчеству великого поэта и, в частности, одной из вершин его поэтического дара – поэме «Евгений Онегин».
Основу экспозиции заложил редкими историческими предметами и книгами из личной коллекции Леонид Финкель. Собирал их десятилетиями и готов отдать в общественное пользование.
Как всегда, хорошее дело не оставляет равнодушными тех, кто видит его достойный уважения результат. Люди пополняют пушкинскую «избушку» ценными книгами из своих библиотек, привозят переводные издания из заграничных путешествий. Сейчас в Пушкинской комнате собрались переводы на 25 языков, в том числе – на иврит, выполненный замечательным еврейским поэтом Авраамом Шленским.
Хочется верить, что мэрия Ашкелона внесет свой вклад в сохранение всего этого богатства и найдет для него более подходящее, просторное и светлое, помещение.
Современные историки литературы заговаривают, пока еще робко, о возможных еврейских корнях предков Александра Пушкина. Ашкелонцы уже и сейчас могут повторить вслед за Аполлоном Григорьевым и многими другими выдающимися людьми: «Пушкин – наше все». Уезжая с насиженных мест, мы раздаривали знакомым и незнакомым самое ценное, что тогда имели, – свои библиотеки, только отдать Пушкина рука не поднималась. Пушкин – непреходящий элемент нашей самоидентификации. Как язык, впитанный с молоком матери, как стихи, выученные в школе, – ничем из головы не вырубить, наконец, как память о тех самых пепелищах, дивно близком чувстве, по Пушкину, дающем сердцу пищу...


 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Наши анонсы

Фоторепортажи

О союзе писателей

Andres Danilov - Создание сайтов и SEO-оптимизация
Многоязычные сайты визитки в Израиле