Михаил Ландбург - писатель , член СРПИ

Литературный европеец Monatliche Zeitschrift des Verbandes russischer Schriftsteller in Deutschland

Ежемесячный журнал Союза русских писателей в Германии.

МОСТЫ № 52. Берта Фраш. Роман Ландбурга.

 

 

Литературная критика и библиография

 

Берта Фраш

 

Михаил Ландбург «Прости меня, сын».

Издательство «MEDIAL», Израиль, 2016. 217 стр.

 

Поэма сомнений - так бы я определила жанр яркого произведения известного израильского писателя Михаила Ландбурга (1938 г.). И тогда применимо высказывание Элиота «поэзия – это то, что перевести невозможно». И пересказать нельзя. Мысли, выхваченные из тисков душевного пространства, с юмором и болью перенесённые на бумагу - стиль произведения Михаила Ланд-бурга. Конечно, есть герой, генератор сомнений - Шон, 26 лет, студент-филолог Иерусалимского университета. Одолевшие его размышления об ответственности за нерождённого сына - не пустая демагогия. Шон является также офицером запаса израильской армии. Смерть солдат, молодых ребят, сиротство его подруги Лины, ранняя смерть отца, потеря ноги деда в войне – в Израиле всё взаимосвязано. «Страна горит» между подлостью палестинцев Газы и нерешительностью израильского правительства. В необычной литературной форме Михаил Лан-дбург переживает то, что видит и чувствует. Разве можно привыкнуть к постоянной войне, террору, ужас которого только в последнее время стал западным европейцам более понятен, в котором живёт всё время своего существования государство Израиль? Привыкнуть нельзя. Но жить можно. Израильтянам это удаётся. Сиротство Лины олицетворяет судьбу многих. Рожать детей – не безответственно ли это? Шон просто боится, что его сына могут убить. Его мама, бабушка и дедушка боялись, что он может не вернуться с последней войны в Газе. С этим страхом живут матери этой страны.

После того, что военные действия были прекращены Израилем, чтобы фактически дать возможность палестинцам рыть новые туннели, ребята вернулись домой совершенно подавленными. Каждый из них по-своему переживает поступок правительства, свой вынужденный уход и бездействие. За что погибают их товарищи?! Гипертрофированное чувство ответственности вылилось у Шона в нежелание иметь детей. Детей можно спасти, если их не

рожать – озабоченно высказывается знакомый Шона, поэт Давид. Эта мысль больше не покидает Шона.

Михаил Ландбург остаётся в саду мудрых изречений. Иногда усиливая отчаяние героя отдельно расположенными словами как на выдохе. Цитат немало, но удачно имплантированные в текст и переплетённые с умными рассуждениями действующих лиц, они вызывают улыбку сквозь слёзы. Израильтяне могут и смешно, и грустно говорить о себе, о своём правительстве, о Боге. Очень хорошие отношения Шона с мамой, бабушкой и дедушкой отразились в романе искрами мудрости и остроумия. Нет «излишней назидательности», вместо неё обманчивая лёгкость. Тяжёлая лёгкость израильских будней. Мама учила Шона: «Выходя из себя, не забудь в себя вернуться». После возвращения с передовой Шону очень трудно даётся следовать этому совету. Спиртное не помогает.

«Когда слепцы правят зрячими, получается то, что имеем... Навязанный порядок одними и устраиваемый беспорядок другими – вот что покончит с этим миром. Мы до скончания своих дней будем нести на себе грех, оттого что, не сумев благостно завершить начатое, раз за разом заключали с Сатаной перемирия. Ошибались. Жизнь повторяет жизнь. Одни палачи умирали, однако всегда подрастали новые. Запущенный, до конца не долеченный зуб должен заболеть снова. Бесы поднимали головы вновь и вновь, и то, что мы за собой убирали не до конца, приходилось разгребать нашим детям. Большего греха, чем приносить в жертву Сатане детей, быть не может. ...в разные века люди были или участниками, или свидетелями или жертвами... Со Злом никто и никогда до конца не справлялся» - в разговорах с мудрым дедом напряжение снять нелегко. «Дедушка продолжал искать ответы в книгах по истории» и мечтать о правнуке. Шон к этому не готов. Когда журнал, где он подрабатывает, предложил ему участие в дискуссии «Жизнь в череде заблуждений», Шон «поделился идеей, которая захватилаего в последнее время». Последствия он себе не представлял, то есть он понимал, что рискует «разворошить мусор в чужой душе». Статью Шон назвал: «Прости меня, сын». Его любимой университетской преподавательнице - профессору Ирене Мегед не понравилась его статья: «Женщине твоя статья понравиться не может. ...Кого ты будешь учить, если призываешь человечество скукожиться? Учителя за своих учеников несут полную ответственность...». Но разве не об этом же думал Шон?

Он любит Лину. Девушка «считает своим главным предназначением» подарить жизнь своему сыну. Она мечтала о том, что дети, дом, друзья будут у них общие. После статьи Шона она поняла, что он не готов. Лина любит его, но уходит к другому потому, что «любовь не всё принимает и не всё извиняет».

 Михаил Ландбург написал роман, в котором читатель любой страны найдёт свои размышления и вопросы - каскад мудрости и юмора. Удивительное в этом произведении, что вопросы и есть ответ.

  

Наши анонсы

Фоторепортажи

О союзе писателей

Andres Danilov - Создание сайтов и SEO-оптимизация
Многоязычные сайты визитки в Израиле