Книжная Ярмарка
Союз Русскоязычных Писателей Израиля
Справочник СРПИ
Лауреаты премий СРПИ
Актуальная публицистика
Творчество (Новое)
Журналы, альманахи
Наши друзья
Новости СРПИ
«Душе очарованной снятся лазурные дали...»

Полезно знать

Ирина Явчуновская - писательница, член СРПИ

ЛЮБОВЬ ЗНАКОВСКАЯ

«Я ОПЯТЬ ВОРОЖУ И ЛЕТАЮ…»

(О книге стихов Ирины Явчуновской «Танец мотыльков»)

Помните наши споры на уровне «физиков-лириков»: можно ли прожить без поэзии?..
И ведь довольно много людей нашего поколения и следующего за ним всерьёз полагали : нельзя! Неужто понадобились косматые, кровопролитные 90-е годы, чтобы внушить нам:
можно! Ещё как можно!
Но жизнь ли это? Для этого ли мы прорываемся на свет, рождаемся в муках наших ангелов-матерей?..
Об этом я всё время думаю, листая недавно вышедшую в свет книгу лирики Ирины Явчуновской с почти детским названием «Танец мотыльков».
Она автор нескольких лирических сборников стихов и книг для детей, прекрасный переводчик на иврит и английский, с иврита и английского.
На этот раз поэтесса собрала в небольшую по объёму -140 страниц – книгу стихи разных лет, уже публиковавшиеся и недавно написанные, разные по тематике, но близкие по настроению. В них я нахожу те же риторические вопросы, что когда-то задавали себе мы:
А не будь стихов что случится?
Ночь темней или день светлей?


И она отвечает своему второму «я», вредному, заковыристому: да нет, ничего не случится: «Поезд жизни и так промчится мимо станций летящих дней». Но как нарочито тяжёл этот «поезд жизни». Прислушайтесь, как замедляют ход и визжат его колёса с помощью этих необходимых здесь з и ж, по сравнению со «станциями летящих дней».
Да, нормальный обыватель проживёт, не прислушиваясь к себе, не заглядывая в «лабиринты души, без сонат и скерцо». Но может ли с этим смириться поэт? Может ли он не писать? Если может – поэт ли он вообще ? С первых страниц сборника так «озадачивает» себя Ирина. И сама себя отправляет в полёт: «будь, что будет – страница-птица бьёт крылом и зовёт в полёт».
Интересно получается: если словосочетание «поезд жизни» - нечто скрипучее, тормозящее, то само слово «жизнь», словно сбросив с себя груз тяжести, взмывает вверх! Вот об этой быстротечности жизни, о её лёгкости пишет Ирина в первых разделах своего сборника:
Вот и прошла жизнь, мотылёк,
Жизнь, что длиною в день.
…………………………………
Промчатся дни-кудесники,
Факиры-вечера,
И донесётся песенка
Из гулкого вчера.
Мольба к небесам, мечта о высоком, тяга к звёздам – это всё надежды поэтессы на мир перемен, это невозможность и немыслимость покоя-застоя в её жизни. А я добавлю от себя – и в творчестве! Ведь недаром она с таким отвращением отвергает быль, покрытую плесенью. И приветствует коллег-поэтов, в чьих стихах, как и у неё
Царило лето без границ,
И царствовало лето…
……………………..
Зима или жаркое лето,
Дожди или травы стеной.
Но будут, как прежде, поэты
Об этом писать под луной.

А «это» не только радость от общения с окружающим миром, живым, одушевлённым, даже если его наименования отвечают на вопрос: что? а не кто?
Это и «весна в зелёном платье мая», и «вчерашние рассветы», и осень с голыми ветвями, что «папахи листьев сбросит», и дождь, с которым можно гулять в обнимку… Всё это жизнь, утверждает поэтесса, неважно, что с годами мы становимся старше:
Молнии – дни,
С нами они.
И не смотри
В календари.
Только в седле
Крепче держись.
Пусть по земле
Стелется жизнь.

Её разделы отделяются друг от друга 1-2 четверостишиями, где можно угадать-выделить главное слово: надежда, жизнь, душа… Но они очень близки друг другу, словно сообщающиеся сосуды, обмениваются мыслями, образами, темой. Так тема одиночества возникает то в одном, то в другом стихотворении. Одно из них прямо так и называется
– « Одиночество» и утверждает: « Оно – проклятье и пророчество, с тобою коротает век». Мысль тяжёлая, горестная, но автор помогает найти выход – он в понимании, которое так нелегко встретить.. И эта мысль тоже варьируется автором: « Как хочется быть пойманной, когда глаза в глаза. Как хочется быть понятой, понятной, как слеза». А вот одинокая маленькая лодочка на фоне гигантов-кораблей, пытаясь «доплыть до берегов, видно, заплутала…»
Вьются чайки, бьёт волна,
А она одна, одна.
И если человек бессонной ночью слышит «только грустную песню часов», хотя на дворе «пляшет апрель» - это тоже тема одиночества. Но наш автор вовсе не пессимист. Наоборот. Даже в этой теме есть место лукавству чисто женскому, обаятельной кокетливой улыбке:
Ах, не попал мой мячик в лузу,
Луна легла на донце дня.
А я давно не ваша муза,
И ваша музыка – не я.
И в этих стихах едва-едва уловимо намечена вечная жажда любви, когда «глаза в глаза», «когда вернётся то, что позабыто, и то, что помнится всегда»:
Лиц отраженья не размыты.
Ложится карта на века:
Свет льётся…
Руку Маргариты
Сжимает Мастера рука.
Тема души, душевного единения и разъединения, душевного трепета и душевной крепости и стойкости прослеживается в последующих разделах. С душевного понимания вообще ведёт отсчёт своего творчества Ирина Явчуновская:
Моя душа была сестрёнкой,
Когда уснувший мир притих,
А я в простой тетрадке тонкой
Записывала первый стих.
Она сравнивает творческую душу то с птенцом беспечным, то с мощной орлицей, то с жалкой пленницей-волчицей, то с крепчайшим Словом:
Всё, что она мне продиктует,
То примет лист – в союзе с ней.
Ведь душу не найти другую.
И не отречься от своей.
О чём бы ни писала Ирина – о природе и о нас в ней, о друзьях и встречах, о своих фантастических видениях и размышлениях, о городах, оставшихся в её памяти навсегда, –
она верна себе. При всей серьёзности её размышлений стихи её легко читаются и запоминаются. Действительно, многие и по яркости образов, и по лёгкости фразы напоминают танец бабочки-мотылька, что и вынесено в заглавие книги. Но такая лёгкость даётся единением таланта и творческого усердия. Об этом – чуть подробнее, как говорят детективы.
Один из любимых авторских приёмов – антитеза, противопоставление образов:
Несёт меня
То в дальний свет, то в ближний омут,
В туманность ночи, ясность дня.
……………………………………….
Из невиданных далей,
Из обид и печалей,
Из рассветов и ночи,
Из песков, из обочин
Над далёким и близким
Обнажённые мысли
Надевают сорочки –
Облачаются в строчки.
На антитезе построено всё стихотворение «Два удачливых неудачника» и даже «Дождь», который поёт о жарком лете былой любви: « что-то нашли мы, что-то потеряли…» На антонимичности рассуждения строится небольшое стихотворение «Страшно жить, если ждёшь чего-то…», в котором автор приходит к противоположной мысли: « Но страшнее всего на свете жить, когда ничего не ждёшь»…
А ещё меня радует и тешит авторская звукопись в стихах:
Улетая, тают стаи,
Стынет синь, цикады звон.
Сумерки, с высот свисая,
Застилают небосклон
Послушайте, как шуршат листья в её строках:
Попрошайкою, осень,
Ходишь, золота просишь…
И далее будто монеты сыплются:
Лист червонный и медный
Разменяла намедни.
А какие точные, яркие образы-метафоры живут-поживают на страницах стихов И.Явчуновской!
Румяный блин луны с жаровни знойной ночи
На краешек волны упал, раздвинув тьму…
………………………………………………
Царило лето без границ,
И царствовало лето.
……………………………………….
И буквы чёткие, гранёные
На лист бумаги положи,
Соедини в слова точёные
И рубежи, и виражи.


Автор открывает и завершает книгу стихами о «танцующих мотыльках», желая этим сказать, что круг замыкается, но продолжается жизнь, только уже не отдельно взятого человека, а земная жизнь нашей сложной, раздираемой войнами и противоречиями, но таинственной и прекрасной планеты.

Несётся время, колесница,
Но под колёсами веков
Всё не умрёт, покуда длится
Беспечный танец мотыльков.

Тема связи времён, бесконечности и в то же время хрупкости всего земного звучит в стихах «Стена, плача» и «Амстердам», «Моря» и «Мой ангел», «И вот он берег очарованный» и “Ночь в заливе», в стихотворении «Помпеи»:

Все прошло и канет в Лету,
Обратившись в прах и камень…
А в листве полоски света,
Блики солнца меж ветвями.
Синь в малиновом закате.
Тихих ветров дуновенье.
Удержать, не расплескать бы
Капли вечности – мгновенья!

Наш общий друг блестящий детский поэт Владимир Орлов когда-то ругал меня за стихи о стихах. Но я не разлюбила их, и с радостью открыла в рецензируемой книге целый раздел на эту тему. Здесь и стихи, посвящённые Марине Цветаевой, и о том, как не просто играть словами, чтоб не променять «золотой на гроши», и о том, чего стоит пастернаковская «неслыханная простота». Как прекрасно начало этого стихотворения:

Кто-то вновь о своём возвышенном,
Я опять о своём простом.
Стайка вьётся над мокрой крышею,
И виляет щенок хвостом.


И вновь я вижу лукавую улыбку поэтессы, ибо стихи её далеко не просты: они жизнерадостны и очень человечны. Они прекрасно сработаны. А если и просты, то в лучшем смысле этого слова – понятны, доступны, видимы и слышимы теми из нас, кто их прочитает.
Дотянуться ли до высокого?
Погрязаю в простом быту
И впадаю, небес не трогая,
В небывалую простоту.


25.11.2014
Тверия
 

Наши анонсы

Фоторепортажи

О союзе писателей

Andres Danilov - Создание сайтов и SEO-оптимизация
Многоязычные сайты визитки в Израиле